bach

Исследования процесса перевода в трудах Ханса Петера Крингса

 

Запорожец Н.А.

 

студент 3 курса ЮИМ, гр.11-Л ВШМБ

 

 

 

С самого начала теоретического изучения переводческой деятель­ности в центре внимание исследователей находился процесс перевода. Многие переводоведы отмечали, что именно процесс пе­ревода должен быть предметом теории перевода.

Процесс перевода происходит в мозгу переводчика, он принципиально не наблюдаем, и о нем можно судить лишь косвенным образом, изучая его результаты. По этой при­чине суждения о переводческой компетенции, о том, как реально пере­водчик осуществляет перевод, какие проблемы и каким образом он решает в процессе перевода, носили, как правило, гипотетический харак­тер. Изучение мыслительных операций переводчика остается одним из наименее разработанных разделов современной тео­рии перевода.

Задачу восполнить в определенной степени этот пробел и поста­вил перед собой немецкий переводовед Ханс Крингс, который про­вел психолингвистическое исследование переводческого про­цесса.

Работа X.Крингса носила новаторский характер как по постав­ленным задачам, так и по методу исследования [2].  Для эмпирического изучения наблюдаемого процесса перевода он применил известный в психологии экспериментальный метод «думания вслух» (thinkaloud). Участникам эксперимента имевшим опыт переводческой работы, пред­лагалось переводить тексты, вербализуя при этом все свои размышления, так сказать, мысля вслух. Все высказанное испытуемыми записывалось на пленку и затем подробно анализировалось, включая зафиксированные на пленке невер­бальные соматические и паралингвистические звуки, паузы, сопутствую­щие действия и т.п. В результате такого анализа были получены весьма ценные фактические данные, расширившие наши представления о сущ­ности процесса перевода и доказывающие возможность и целесообраз­ность его экспериментального изучения.

Центральным в анализе экспериментальных данных у Х.Крингса является понятие «переводческая проблема». Изучение протоколов эксперимента показывает, что отдельные части текста переводчик переводит, не задумываясь (ничего не вербализуя), автома­тически, на основе имеющегося в его памяти эквивалента, прочно ассо­циируемого с данной единицей исходного текста. Во всех остальных случаях, когда переводчик затрудняется сразу дать перевод, считается, что он столкнулся с переводческой проблемой. X.Крингс особо отмечает необходимость обеспечить объективную процедуру выделения перевод­ческих проблем. Он предлагает два ряда критериев их выделения. Пер­вый ряд главных критериев, наличие каждого из которых считается до­статочным, включает:

1.Прямые или косвенные высказывания перевод­чика, что он испытывает трудности.

2. Указания на обращение к словарю.

3. Проблемы в переводе, осознанные переводчиком.

Второй ряд включает второстепенные критерии, которых должно быть не менее двух, чтобы идентифицировать переводческую проблему.

К таким критериями относится:

1) Обсуждение переводчиком двух или более альтернативных вариантов перевода.

2) Внесение исправлений в текст перевода.

3) Подчеркивание каких-то («трудных») мест в оригинале.

 4) Высказывание переводчиком неудовлетворенности результатов перевода.

            5) Обраще­ние в ходе рассуждения к общетеоретических принципам перевода.

 6) Наличие паузы

7) Наличие паралингвистических указаний на затрудне­ние (вздохи, стоны, смех).

 8) Ошибки в переводе.

Далее, высказывания переводчиков дают возможность выделить среди переводческих проблем трудности понимания и трудности передачи. При этом последние могут быть чисто трудностями передачи (например, при полном понимании текста) и могут быть связанными с трудностями пони­мания

Основная часть анализа протоколов эксперимента посвящена вы­явлению «переводческих стратегий», которые определяют характер действий переводчика, составляющих процесс перевода. Под стратегиями перевода понимаются осознанные планы переводчика, на­правленные на решение конкретной переводческой проблемы.

С точки зрения стратегии в процессе перевода выделяется 3 этапа: предпереводческий анализ оригинала (Vorlauf), собственно пере­вод (Hauptlauf) и постпереводческая обработка текста (Nachlauf) — проверка и коррекция перевода. При этом первый или третий этап у некоторых испытуемых отсутствовал.

Предпереводческий анализ характеризуется следующими особен­ностями. Во-первых, отмечается различие в степени изолированности этого этапа от последующего. Одни переводчики сначала прочитывают текст оригинала, стремясь понять его содержание, и лишь потом приступают к его переводу. Другие же в процессе чтения ищут переводческие соответствия отдельным элементам оригинала. Предполагается, что по­нимание текста при чтении может достигаться одним из двух путей. Одни сначала охватывают общее содержание и затем идут от понимания целого к деталям (top — down), другие идут к пониманию целого от деталей (bottom — up). Отмечается также, что некоторые испытуемые опускают при переводе трудные места, откладывая их перевод на «потом». Как правило, переводчик сначала быстро формирует грубый, приблизительный перевод, основанный на имеющихся у него ассоциативных связях между единицами двух языков, а затем начинает его шлифовать изменять и корректировать.

Отмечается различие в переводческой стратегии при переводе на язык и с языка. При переводе на иностранный язык важная роль в этой стратегии принадлежит перевыражению мысли в оригинале с целью облегчения поиска эквивалента, а также обращение к словарю (2/3 проблем решаются с помощью слова­ря). Из словаря берется и 1/3 сопоставляемых первоначально вариантов. Менее часто используется нахождение эквивалента из ситуации, создание нового со­ответствия путем комбинирования элементов и использование ранее при­мененных решений аналогичных проблем.

Любопытен список общих правил, которыми руководствуются переводчики. На первом месте здесь стоит требование дословности: пе­реводчик предпочитает вариант, который более дословно воспроизводит оригинал. Затем идет требование избегать многословных описаний: счи­тается, что объем перевода не должен превышать объем оригинала более чем на 10% [1, С. 122].

К числу таких принципов также относятся: требование переводить одинаковые слова одним и тем же словом, а разные слова (не синонимы) - разными словами; требование предпочитать исконные слова иностранным; требования правильного использования словаря.

 К сожалению, данные Х. Крингса не позволяют судить о том, откуда взялись эти переводчес­кие принципы: сформировались ли они на основе каких-то теорий пере­вода или стихийно возникли в сознании переводчиков.

Х.Крингс указывает и на некоторые особенности поведения его испытуемых, которые не могут быть признаны правильными. Его пере­водчики не задумываются о цели перевода, функции оригинала, характе­ре адресата, для которого они предназначают перевод. Они подчас нео­хотно пользуются словарем, пытаются переводить, не понимая, предпо­читают «туманные» варианты, нарушают нормы родного языка. Подобные недостатки объясняются, по-видимому, тем, что испытуемые у Х.Крингса не были профессиональными переводчиками, хотя и доста­точно много переводили в процессе изучения иностранного языка.

Работа X.Крингса представляет большой теоретический и прак­тический интерес. Можно спорить о том, насколько полно и точно «думание вслух» переводчика отражает реальный процесс перевода, на­сколько обоснован был выбор испытуемых, достаточным ли было их число и т.п., но попытка получить более или менее объективные данные об этом сложном и ненаблюдаемом процессе, несомненно, заслуживает одобрения. Возможности экспериментального изучения перевода еще далеко не исчерпаны.

И Мы попытались это проверить.

 В ходе нашего исследования, мы провели опрос у нескольких студентов, обучающихся по направлению Перевод и Переводоведение, факультета Лингвистики и Межкультурной Коммуникации - Краснодарского Высшего Университета Культуры и Искусств.
В ходе этого опроса, было выявлено, что бОльшая часть опрошенных использует именно описанную Х. Крингсом стратегию перевода.

А именно:

предпереводческий анализ оригинала (Vorlauf), собственно пере­вод (Hauptlauf) и постпереводческая обработка текста (Nachlauf).

Однако, разумеется, мы так-же не могли не заметить и тот факт, что действительно, ни один из наших испытуемых не был в должной сфере заинтересован в качестве перевода, многие формулировки действительно звучали весьма "туманно" и расплывчато.

Подводя итоги нашего эксперимента - я хотел бы сказать что данный метод исследования процесса перевода - Весьма и весьма интересен. Как с теоретической, так и с практической точки зрения. Ведь он охватывает не только область переводоведения, но так-же и открывает нам психологические тайны, которые хранит в себе - человеческий мозг.

Литература:

1. Комиссаров В.Н. Современное переводоведение. M.: ЭТС.  2002.424 с.

2. Krings H.P. Was in den Kopfen von Ubersetztern vorgeht: Eine empirische Untersuchung zur Struktur des Ubersetzungsprozesses an fortgeschrittenen Franzosischlernen\H.P. Krings - Tubingen: Narr, 1986. 570S.